Поздняков Василий, психолог, Москва (psyteaman) wrote,
Поздняков Василий, психолог, Москва
psyteaman

По их молитвам совершались чудеса. Оказывается, они есть на видео

Живые легенды современного мира попали на редкие кадры документальной хроники. Монастырская жизнь не так уж открыта для взглядов из внешнего мира. Не так много кадров, на которых можно увидеть уникальных людей, творящих чудеса и являющихся настоящими легендами. Это будет интересно даже нецерковным людям. Почему? Начну издалека.

Архимандрит Тихон Шевкунов считается духовником президента Путина, то есть персоной, влияющей на мировоззрение лидера государства.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин являлся духовником патриарха Алексия II, и по мнению многих людей является одним из самых удивительных явлений духовной жизни 20 века.

"Несвятые святые". Книга Тихона Шевкунова, вышла в 2011 и стала бестселлером. К 2017 тираж составил 2,5 млн экземпляров. А еще больше людей прочитали (или прослушали аудио) в интернете. В книге описан быт Псково-Печерского монастыря и, в том числе, героями являются старцы, творившие чудеса и обладавшие даром прозорливости. Единственный никогда не закрывавшийся монастырь на территории СССР. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь — один из самых крупных и известных в России мужских монастырей с многовековой историей.

Просьба к язвительным комментаторам не комментировать этот пост. И не торопитесь выносить суждения о том, что непонятно вам. Чем дать себе поспешный ответ на сложные вопросы, пусть лучше останутся вопросы (пока) без ответов. Есть вещи, которые просто не понятны многим. Не надо лезть в то, что не понимаете. Загадки и тайны в нашей жизни - это нормально. Есть много загадок и для меня. (Хотя я тоже иногда лезу в то, чего до конца не понимаю, да)


фото Псково-Печерского монастыря с сайта azbyka.ru
Святость и несвятость так тесно переплетены в любом месте этого мира, что становится непонятно, как их разделить. Святость и несвятость переплетены в одном человеке. "Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с богом борется, а поле битвы — сердца людей." (Ф.М. Достоевский. Братья Карамазовы)

Зная, скептических комментаторов ЖЖ, лучше сделаю так. "Святую" часть вместе с документальным видео, снятым Тихоном Шевкуновым еще при жизни старцев, вынесу отдельно на сайт. А "несвятую" - вместе с цитатой из книги, для любителей обсуждать, оставлю в журнале.

Вот Вам отрывок из книги "Несвятые святые". Пример несвятой части в человеке, который очень много сделал для Псково-Печерского монастыря. Книга довольно жизненная, без слащавости и лубочности.

И отец Гавриил из нижеприведенного отрывка тоже есть на видео. Лично мне после аудиокниги было интересно посмотреть, как он выглядит на документальных кадрах. Ярчаиший пример "несвятости". Если бы желтая пресса узнала про этот случай, то даже трудно представить, какие жуткие заголовки могли бы предшествовать описанию данной истории.
Рассказывают (это случилось еще до моего прихода в монастырь), как-то в обитель на праздник приехал недавно рукоположенный дьякон из Ленинградской духовной академии. Он был учен, важен и со снисходительностью посматривал на невежественных монахов провинциального монастыря.
У наместника в алтаре было любимое, необычайно красивое кадило, такое огромное, что мы называли его «вавилонской печью». В него вмещалось полведерка пылающих углей. Пользовался этим кадилом отец наместник исключительно сам. Да оно и было таким тяжелым — металл, позолота, камни, цепи, — что только мощный отец Гавриил мог с ним справиться. Иногда, впрочем, под особое настроение отец наместник во время всенощной обращался, например, к отцу Иоанну:
— Отец архимандрит, совершите каждение!
Отец Иоанн, которому и поднять-то такое кадило было непросто, смиренно кланялся (это к вопросу о дисциплинарном послушании), брал это кошмарное орудие и начинал кадить. Но очень скоро настолько уставал, что завершал каждение двумя руками, еле держа цепи.
Отца наместника это весьма веселило. А когда кто-то пытался высказать отцу Иоанну свое сочувствие, тот с удивлением говорил:
— Что вы так возмущаетесь? Кому же меня и смирять, как не отцу наместнику?
Но вернемся к питерскому гостю. Увидев висящее в пономарке чудесное кадило, он возгорелся желанием сейчас же применить его в деле. Пономари со страхом пояснили, что этим кадилом может священнодействовать только отец наместник. Академист поднял на смех глупых провинциалов и решительно приказал подать ему именно это кадило. Послушники-пономари, для которых выпускник духовной академии был почти небожителем, сдались.
И вот питерский дьякон предстал в алтаре, вознося перед отцом наместником пылающую углями и дымящуюся благородным фимиамом драгоценную кадильницу. И торжественно произнес положенное:
— Благослови, владыко, кадило!
Наместник по привычке занес было руку для благословения и… замер! Он просто не поверил своим глазам! Осознав наконец, что его любимое кадило посмел взять какой-то питерский дьяконишка, отец наместник тихим, леденящим кровь шепотом произнес:
— Тебе кто это дал?!
Дьякон замер с вознесенным кадилом. Лишь рука его затряслась так, что на весь алтарь раздался зловещий звон драгоценных цепей.
— Брось его сейчас же! — повелел наместник.
Академист совсем окоченел от ужаса.
— Брось, кому говорят! — снова скомандовал наместник.
В алтаре на полу были расстелены ворсистые ковры. Кадило пылало добрым ведерком углей. Академист впал в предобморочное состояние. Было очевидно, что в Ленинградской духовной академии они такого не проходили. Отец наместник, не сводя с него глаз, поманил пальцем старого иеродьякона Антония и коротко скомандовал ему:
— Забери у него кадило!
Антоний выхватил кадило из руки питерца.
— Брось его, — велел наместник.
Ни секунды не раздумывая, Антоний разжал пальцы, и кадило с печальным звоном обрушилось на ковер. Пылающие угли тут же рассыпались, ковер заполыхал. Стоящие вокруг бросились ладонями тушить огонь, ползая на коленях у ног наместника. А тот, в дыму и пламени, сверху величественно взирал на эту картину.
— Вот как надо исполнять послушание! — заключил наместник.
И, оборотившись к питерскому дьякону, бросил:
— А ты — вон из алтаря!
«И в чем здесь смысл? — спросят у меня. — Разве это не пример самого настоящего мракобесия, самодурства и деспотии? Разве о таком послушании говорили святые отцы?»
А мне и возразить-то нечего… Кроме разве того, что мы, монахи, и вправду какие-то ненормальные люди, если воспринимаем подобного рода вещи в целом как должное....

...Уже упоминалось, что наместник совершенно не терпел, когда его приказания не выполнялись. Но вот загадка—на самом деле не всякие приказания наместника мы исполняли, и даже напротив, поступали порой совершенно противоположно. А он при этом нисколько не сердился и делал вид, будто ничего не замечает. Да и мы относились к такому ослушничеству совершенно спокойно, без малейших угрызений совести. Скажем, разгневается наместник на какого-нибудь не понравившегося ему паломника или на глупого дерзкого туриста и закричит, грозно указывая перстом:
— Схватить его! Выкинуть вон из монастыря!!!
Мы, разумеется, со всех ног кидаемся исполнять приказание. А подбежав к несчастному, шепотом успокаиваем его и мирно препровождаем к воротам.
Наместник все это прекрасно видел и молчаливо одобрял: и послушание исполнили, и с дурацким усердием не переборщили.
Вообще отец наместник прекрасно понимал, что нужно его монахам. А нужно им было лишь умножение веры и смирения. В древних монашеских патериках описывается немало историй, как игумены монастырей доставляли даже совершенным инокам поводы для смирения и незлобия.
Как-то летом я дежурил на Успенской площади. Наместник в этот час, как обычно, вышел из своего дома, чтобы обойти монастырь. И тут к нему приблизился какой-то незнакомый мне крепкий хлопец. Я услышал, что он просит принять его в обитель.
— А ты послушания исполнять готов? — строго спросил наместник.
— А как же, батюшка, любое!
— Неужели любое? — поинтересовался наместник.
— Так точно! Любое! — с жаром отрапортовал хлопец.
В это время через Успенскую площадь ковылял старенький монах отец М.
— Ну, если ты и правда готов на любое послушание, то подойди к этому деду и поддай ему так, чтобы он улетел подальше! — велел наместник.
Вмиг хлопец подлетел к старому монаху и отвесил ему такого пинка, что старик рыбкой улетел на несколько шагов. Но тут же неожиданно резво вскочил и бросился хлопцу в ноги.
— Прости меня, грешного, сынок!
Прости! — чуть не плакал монах, видимо, помыслив, что невесть чем разгневал молодого человека.
— Да подожди ты! — отмахнулся от него хлопец.
И снова предстал пред наместником, с готовностью ожидая дальнейших приказаний.
Отец наместник с искренним изумлением оглядел хлопца с ног до головы.
— Н-да…— протянул он.— Ну ты, брат, и дурак!
С этими словами наместник достал из кармана двадцать пять рублей:
— Вот тебе на билет. И поезжай-ка ты домой.
А отец М., поклонившись наместнику, снова, прихрамывая, побрел своей дорогой.
Эта история вызвала в монастыре множество негодующих высказываний в адрес отца Гавриила...



Tags: #религия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo psyteaman august 2, 21:00 11
Buy for 30 tokens
Любому посетителю психологических сайтов и блогов хотелось бы знать, какие техники в психологии являются самыми эффективными. Неискушенному человеку легко запутаться, ведь каждый психолог будет нахваливать себя и критиковать всех остальных. Я читаю много материалов по психологии, внимательно читаю…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments