Поздняков Василий, психолог, Москва (psyteaman) wrote,
Поздняков Василий, психолог, Москва
psyteaman

Откуда произошли "воры в законе"?

воры в законеВоры в законе. Кто они? Крестные отцы российской организованной преступности настолько узнаваемы сегодня, что не слышали о них разве что воспитанники детских садов да ученики начальных классов. О ворах в законе можно найти массу художественного и документального контента в интернете, фильмов, книг, фотографий. Но если обыватель задастся целью встретиться лицом к лицу с представителем этой специфической категории, вероятность его успеха изначально будет крайне низка. Воровское братство закрыто для случайных контактов, и это немудрено; ведь воры в законе являются хранителями идеологии, которая пережила сталинские репрессии, хрущевскую оттепель, распад СССР и хаос 90х.

Попробуйте найти в интернете информацию о происхождении воров в законе, и первое же на что вы наткнетесь, будет версия по которой воровскую идею искусственно создало НКВД. По мнению автора, это делалось для осуществления контроля за миллионами узников ГУЛАГа силами привилегированных уголовников. Не хочется умалять изобретательные способности всесильных чекистов, однако есть ряд вопросов, которые требуют критического анализа. Если НКВД создало воров в законе, значит принципы, по которому выстроена идеологическая составляющая всего движения, также должны быть разработаны в недрах этой же системы. Давайте взглянем на эти базовые принципы воровской идеи.
Не работать.
Не сотрудничать с властью.
Не выступать с оружием в руках на стороне власти.
Не состоять в партии, комсомоле и иных государственных структурах.
Не иметь документов.
Не иметь семьи.
Не иметь собственности.
Жить только за счет преступного промысла.
Попробуйте провести связь, и зайдете в тупик. Логики никакой. Далее: работу такого масштаба невозможно было проводить на уровне одних только устных распоряжений. Для этого потребовался бы колоссальный объем документации, что в свою очередь сохранилось бы в архивах. Если таковые имеются, то обнародование их давно бы закрыло вопрос раз и навсегда, однако автор версии об НКВД ничего подобного не приводит. Известно, что т.н. "сучьи войны" в послевоенные годы унесли тысячи жизней воров в законе, когда администрация откровенно выступала на стороне "сук". Зачем НКВД уничтожала то, что произвела сама? Воры в законе справились с возложенной на них задачей и перестали быть востребованными властью? В таком случае, в чем заключалась эта задача? Что изменили воры за столь малый срок? Или, быть может, воры в законе в какой-то момент вышли из под контроля своих "инженеров"? В таком случае, что помешало власти истребить их сразу, и что называется под корень? По принципу "мы вас породили, мы вас и убьем".

Если вернуться к вопросу о невероятной живучести воров, станет ясно что идея выстроена не абы как, а по классическому принципу большинства известных тайных и явных организаций.
Собственно сама воровская идея.
Хранители (воры в законе).
Последователи (сотни тысяч заключенных).
Схема на первый взгляд не сложная, однако слишком логичная и самодостаточная для того, чтобы образоваться спонтанно, в силу одних только условий и стечения обстоятельств. Очевидно, что за всем этим стояли в высшей степени образованные люди, преследовавшие вполне конкретные цели.
Именно за бывшими белыми офицерами закрепляют создание принципов воровского кодекса. Большинство уцелевших соратников покинули Родину навсегда. Куда идти тем, кто по той или иной причине вынужден был остаться? Эти дворяне под видом крестьян, с чужими фамилиями возвращались в города и примыкали к уголовному элементу. Это время можно назвать относительно вольготным для преступного мира, поскольку прежняя система царского уголовного сыска была полностью разрушена советской властью, а для формирования новой требовалось время. Возможно, как утверждает А. Сидоров, какая-то часть этих белых офицеров действительно соединились с беспризорниками, поскольку те занимали многочисленные подвальные, чердачные и иные помещения, вполне соответствующие безопасному проживанию находящихся на нелегальном положении дворян.

Часть бывших белых офицеров в условиях революции принимают уголовный образ жизни, целиком посвятив себя криминалу. В этот период их называют "жиганы".
Жиганы создают собственный кодекс поведения - впоследствии известный нам как воровская идеология.
Жиганы, имеющие от своих офицерских корней огромную потребность командовать и повелевать, стремятся занять лидирующие позиции в преступном мире.
В результате конфронтаций между жиганами и уркаганами (традиционным криминальным элементом) каким-то образом появляются воры в законе.

Можно даже назвать дату исхода дворян в криминал: сразу после отплытия из Крыма в Турцию последнего парохода с остатками соединений Русской Армии (16 ноября 1920 года). Возможные места рассредоточения: Одесса, Киев, Херсон, Крым, Ростов, Екатеринодар.
Как видели "жиганы" своё обозримое будущее? Сколько времени им понадобилось, чтобы сформировать воровской кодекс поведения, и были ли базовые принципы этого кодекса продиктованы исключительно классовой ненавистью к власти большевиков?
Спустя всего лишь год после упоминаемых событий, власть Советов (при активном посредничестве Франции) объявила амнистию для некоторых воинских категорий оказавшихся за рубежом. В связи с этим, из Турции на Родину вернулось значительное число врангелевцев. Существуют цифры. Так, в ноябре 1920 года Русская Армия в Турции насчитывала три корпуса, соответственно по 16, 20 и 25 тысяч человек каждый. Итого 61000. В 1921 году численность Русской Армии составляла уже 48312 человек. Если даже учитывать умерших от ранений и болезней за год, количество возвратившихся на Родину всё равно будет исчисляться тысячами. Таким образом, у влившихся в 1920 году в уголовную среду "жиганов", спустя год появилась вполне конкретная возможность для легализации.
Но "жиганы" не видели своего места в реалиях диктатуры пролетариата.
Классовая ненависть к большевикам была такой силы, что "жиганы" даже не допускали мысли о возможности примирения.
К этому времени (за один год) "жиганы" успели уже создать концепцию известного уже воровского кодекса, и, связав себя уголовно-идеологически, не могли нарушить верность себе.
Основателями воровской идеологии были бывшие белые офицеры. Позднее они и сами начали называться ворами. Время происхождения 1921 год. Место - Турция. Небольшое отступление. Когда врангелевцы были окружены Красной армией в Крыму, и оказались под угрозой полного уничтожения, Франция и Турция договорились между собой о следующем: Турция размещает Русскую армию на своей территории, а Франция берет на себя все вопросы, связанные со снабжением. Так и произошло. В ноябре 1920 года все соединения и техника были переброшены Черным морем к берегам Турции. Тогда русские спаслись. Но теперь их ждали другие сюрпризы судьбы. Опасаясь держать на собственной территории такую военную армаду чужого государства, Турция согласилась разместить Русскую армию лишь на условиях международного закона об интернировании. Это значило, что русских разоружили, и поместили в специальные лагеря, покидать которые строго запрещено. Одним словом, среднее положение между статусом пленных и свободных.
Тем временем Франция, порядком измотанная в Первой мировой, с каждым днем всё сильнее ощущала на себе тяжесть обеспечения чужой армии. Свою-то кормить было сложно. Объемы поставок продовольствия и медикаментов уменьшались. Больные и раненые врангелевцы начали чаще умирать. Образовалась всеобщая нужда. Лагеря начали походить на тюрьмы, а в людях, вчера еще, казалось бы, дисциплинированных, стали проявляться низменные черты характера. Недоедание и чувство безысходности брали своё. Дворянский кодекс чести у многих уходил на второй или третий план. Для поддержания дисциплины на должном уровне, и для предотвращения хаоса командиры применяли казни. Историки описывают это время как одно из самых тяжелых для Русской армии за рубежом. Спустя год, Франция, понимая, что не в силах более выполнять взятые на себя обязательства, выходит на диалог с Советами. Как уж они договорились, не столько важно. Главное, большевики сделали амнистию в честь 4-хлетия Октябрьской Революции для некоторых категорий военнослужащих Русской армии за рубежом.
А теперь, попытайтесь представить себе несколько десятков тысяч полуголодных, озлобленных белых офицеров, часть из которых еще не оставили надежды вернуться на Родину с оружием в руках, и освободить страну от большевиков. И другую часть, на кого распространялась амнистия, и кто в душе мечтал скорее вырваться из этих турецких лагерей хоть куда-нибудь, хоть к черту на рога. Ну и, конечно же, командиры, которые понимали политический момент, что всем вместе выживать будет всё сложнее и сложнее.
И вот настало время прощания и компромисса. Прочтите еще раз базовые принципы внутриворовского уклада в начале статьи. Это ничто иное как клятва. Клятва, которую принимают для себя возвращающиеся на Родину, и клятва для тех, кто вынужден остаться на чужбине. Столько всего связывало этих непростых людей! Как смотреть в глаза остающемуся на чужбине соратнику, почти брату, перед необходимостью возвратиться в стан непримиримого врага? Как, в конце концов, жить на Родине, ставшей уже чужой? Неужели тоже придется влиться в эту систему, и раствориться в ней? Примерно такие вопросы могли стоять перед прощающимися офицерами.
Чтобы не потерять дворянский дух, и не слиться с красным пролетариатом, были взвешены всё возможные точки соприкосновений с советским государством. Взвешены и отвергнуты. Нет точек соприкосновения, но возвращаться необходимо. За счет чего существовать? За счет краж у государства, либо у тех кто обогатился за счет государства (благо, такими были все, кто имел деньги в то время). Нищету, естественно, не трогать. Кровью не пачкаться без крайней необходимости. Одним словом, боевые офицеры, в конце концов! Разберетесь по ситуации. Вперед, на Родину!
И тысячи бывших белых офицеров, объединенных единой тайной клятвой, возвратились в Россию. Теперь это были люди, посвятившие себя преступному миру ради того, чтобы сохранить благородный дворянский дух. Те, кто остался за границей, обещали вернуться, прогнать большевиков и жизнь станет прежней. Надо только дождаться этого времени, сохранив перед своими должную чистоту. Вот так мне это видится.

Потом появился ГУЛАГ, и бывшие белые офицеры, разумеется, не могли миновать его, ведь они уже стали профессиональными преступниками, овладевшими какими-то уголовными ремеслами. Они называли себя ворами. Не крадунами, а именно ворами, которые воруют у ненавистного государства. Они не трогали нищету, и это в той среде называлось благородством. Они брали хорошие куши, и это вызывало уважение. Они были хозяевами новой жизни, в которую вступили сознательно. Но клятва, данная соратникам в Турции, позволяла чувствовать себя аристократом даже в самой клоаке чуждого им общества.
Позднее, в ГУЛАГе воры начали подумывать о будущем, и присматривать себе достойную замену. Благородных, из дворян кроме них никого нет, и уже вряд ли появятся. Пришлось проводить коронации, крестить достойных из беспризорников, либо шпаны. Так, сугубо дворянская клятва естественным образом эволюционировала в воровскую идеологию. Кстати, сами слова "короновать", "крестить" никак не соответствуют правилам советской фразеологии. Понятие вор в законе родилось в ГУЛАГе с подачи сотрудников лагерей. Сами воры так себя никогда не называли и не называют. Они называли себя "ворами", в противовес бандитам и прочим уголовным профессиям. Другие арестанты, чтобы подчеркнуть их отличие, например, от обычных, безыдейных воришек и крадунов, в простонародной речи говорили - законный вор. То бишь, законный здесь подразумевается как настоящий, железный, не допускающий смешения. Законный вор - так звали их арестанты первое время, чтобы отличать между собой от других категорий. Сотрудники же администрации, отнесли эту форму оборота арестантской речи за счет воровского кодекса, который они классифицировали как "воровской закон". Так, на мой взгляд, и появилось словосочетание "воры в законе".
Я полагаю, что воровская идеология вошла в свою завершающую стадию именно в условиях ГУЛАГа, в процессе противостояния воров "законных" с бандитами, и другой разной шушерой.

Можно с уверенностью утверждать, что система взаимопомощи, или т.н. "общак" сыграл свою основополагающую роль в восхождении воров на вершину преступной иерархии непосредственно в ГУЛАГе. Не имея общаковой кассы взаимопомощи, бандиты, попадая, например, в карцера или в больницу, оказывались в одиночестве, варились что называется в собственном соку, и конечно же в итоге их вытеснила системно организованная структура воров в законе.

Почему врангелевцы отказались заводить семью, возвратившись на Родину? На мой взгляд, это один из базовых постулатов, препятствующий смешению дворянского аристократизма с безродной массой пролетариев. Заводя семью, человек уже не сможет быть свободен так, как это позволяет одиночество. Дети - это зависимость. Их невозможно содержать в вакууме. Дети должны играть с другими детьми (а вокруг же дети непонятного происхождения). Они должны учиться (а образование сплошь большевистское). Их надо содержать, в конце концов, и при всём этом сохранить в них дворянский дух и благородное воспитание. Возможно ли подобное? Очевидно, что нет. Современные воры в законе имеют семьи, детей, документы, недвижимость. Это оттого, что на каком-то этапе воровское сообщество утратило свои дворянские корни. Исчезла классовая составляющая противостояния лидеров уголовного мира с властью, и вместе с этим - политика. Дворяне до конца пытались жить ценностями того времени, в котором родились. Пришедшие им на смену так же живут в своем времени.
По каким косвенным признакам можно сегодня опознать в первых ворах в законе бывших белых офицеров? Во-первых - карты. Карточная игра в те времена была уделом лишь аристократических кругов. В карты играли в салонах, дворянских домах, офицерских клубах. Большевики относились к картам как к буржуазному пережитку, и это не мудрено, ведь это была власть пролетариата. Вряд ли карточная игра была настолько распространена и среди уголовного сообщества дореволюционных лет, ибо это сообщество отражало дно того же плебса. Кроме этого, вор в законе, находящийся в местах лишения свободы, имеет право зарабатывать себе на личные нужды исключительно игрой. Это правило никогда не менялось и действует до сегодняшних дней. Игра в местах лишения свободы - исключительный приоритет воровского уклада. Обязательство расчета по игровым долгам, также является делом чести у арестантов как прошлого, так и настоящего. В этой связи не лишне вспомнить, как дворяне, не имея возможности рассчитаться по карточным долгам, пускали себе пулю в висок. Еще пощёчина как символическое унижение или наказание - старый офицерский способ, и до сих пор именно так воры за мелкие проступки "спрашивают" друг с друга.

Косвенным подтверждением данной версии служат имена первых воров в законе: Граф Санька Чукотка (убит в 1958), Барон (убит в 1957), Генерал Толик Киевлянин (умер в 1953), Князь Ванька Грозненский (убит в 1947) и другие, о ком не сохранилось даже дат: Барон Рязанский, Граф Барнаульский, Граф Васька Москвич, Граф Колька Питерский, Граф Юрка Воркутинский, Граф Ростовский, Князь Юрка Ивановский. Это явно довоенные воровские прозвища. После войны такие уже не встречаются. Сегодня, пожалуй, единственный носитель подобного прозвища вор в законе - Гиви Князь. Но это, скорее всего, никак не связано с дворянским происхождением.
Отрывок из источника.
Tags: интересное, происшествия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo psyteaman август 2, 21:00 11
Buy for 30 tokens
Любому посетителю психологических сайтов и блогов хотелось бы знать, какие техники в психологии являются самыми эффективными. Неискушенному человеку…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments