Поздняков Василий, психолог, Москва (psyteaman) wrote,
Поздняков Василий, психолог, Москва
psyteaman

Самая страшная история. Из воспоминаний следователя

История, рассказанная следователем по раскрытию особо тяжких преступлений.



Сначала не хотел постить эту историю, потому что она выбивает почву из-под ног у впечатлительных людей. Но некоторые события, произошедшие вчера, лишний раз убедили меня в психологической пользе для глубоких людей от рассказов реально страшных вещей. В общем, читателям блога будет полезен контакт с самыми жуткими слоями в самих себе.

Сама эта правдоподобная история была опубликована на Ленте в списке других подобных историй, рассказанных следователями. Людьми, привыкшими часто видеть человеческую смерть в самых разных ее вариантах. Людьми, редко удивляющимися странностям и криминальным подробностям городской жизни. Произошедшее не имеет рационального объяснения и не укладывается в голове повидавших многое оперов - людей, по роду своей деятельности способных давать объяснения любым странным случаям. Вот одна из таких историй. В следственных материалах ее не найти, потому что подобные вещи не будет протоколировать ни один здравомыслящий сотрудник. Даже под действием алкоголя подобное стараются не рассказывать в компании.

Рассказываю своими словами, потому что оригинал истории насыщен сбивающими с толку подробностями, отступлениями и так далее.

Вечером пятницы позвонил дежурный по городу и вызвал оперов допрашивать человека, задержанного в электричке, следующей из Тверской области. Руки и одежда задержанного были в крови, а сам он вел себя странно, как будто находясь в некоем измененном состоянии сознания, но при этом без запаха алкоголя. На вопросы отвечал с трудом и невпопад.

После того, как по документам установили его личность и место проживания, к частному дому выехал наряд. Дом оказался заперт на висячий замок, на крыльце — следы крови. Дверь взломали и внутри обнаружили тело женщины с множественными рубленными ранами, которые обычно бывают от топора или чего-то похожего.

Начались следственные действия (протоколирование найденных в доме следов преступления и тому подобного), а через некоторое время к дому подъехали и сами оперативники. Оперативники не успели долго поработать на месте преступления, потому что вскоре последовал еще один вызов на другое тяжкое преступление.

Далее цитата:
...около девяти утра я отправился домой. Но около часу дня мой напарник позвонил и попросил срочно вернуться. По телефону он ничего объяснять не стал, что меня очень удивило.
Иосифович встретил меня на проходной, затащил в прокуратуру без оформления пропуска и сразу повел в дежурную комнату. Там на столе лежали свежие фотографии с убийства в частном доме, только что проявленные и отпечатанные. На них было отчетливо видно: посреди комнаты, точно под люстрой, лежит топор, его лезвие и почти белоснежное топорище покрывает кровь.
— Ты его (топор) видел? — спросил меня Иосифович.
— Нет, — ответил я, про себя подумав, что меня зачем-то разыгрывают.
Тогда Иосифович достал сводку и сунул мне под нос: мол, читай, что изъято. А изъято было много чего: фрагменты пола со следами крови, стаканы и чайник, зубные щетки и одежда, обои и белье… Но топора не было.
— Я звонил всем, кто там был, — объяснил коллега. — И как бы между прочим спрашивал, нашли ли орудие убийства. И мне все отвечали — нет, орудия не нашли. Все говорят одно и то же.
Вот тут меня проняло. Я понял: это не розыгрыш. Мы отправились обратно в тот дом. Я и сейчас его помню — старый, тускло-серый, под черепичной крышей, с облезшей краской на рамах, ржавой подковой, прибитой над дверью. Окруженный таким же старым садом.
Мы сорвали печать, вошли и щелкнули выключателем. Люстра зажглась. Топора не было. Почему-то внутрь мы не пошли. Потоптались у входа, развернулись и пошли курить. Потом криминалист достал из портфеля фотоаппарат и пошел внутрь — делать новые снимки. Я посоветовал Виктору Иосифовичу попробовать сделать фото на телефон — и все повторилось: топор был хорошо виден на снимке. Вот только глаза наши его не видели...
И только когда, сунув мне целлофановый пакет и надев резиновые перчатки, Виктор Иосифович медленно наклонился и стал сводить руки у пола так, чтобы взять топор — тут он вдруг проявился. Только был не ярко-белый, как на фото, а серый, покрытый каким-то налетом, словно зиму пролежал под снегом.
Между тем подозреваемый ничего не помнил: он утверждал, что вечером лег спать, а утром проснулся уже в больнице. Погибшую он опознал — это была женщина, к которой он ушел от жены, его первая любовь. С женой подозреваемый развелся, наладил быт с новой подругой, и они только-только зажили счастливо, как вдруг…
Подозреваемый был уверен, что ничего подобного он не совершал. Говорят, он недолго прожил, находясь под следствием. Его стали преследовать какие-то кошмары, и он вскоре умер от разрыва сердца, хотя ранее не жаловался на проблемы со здоровьем. У погибшей женщины когда-то была маленькая дочь, трагически погибшая от ударов топора при невыясненных обстоятельствах. Убийцу девочки тогда не нашли.

Tags: происшествия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo psyteaman august 2, 2017 21:00 18
Buy for 30 tokens
Любому посетителю психологических сайтов и блогов хотелось бы знать, какие техники в психологии являются самыми эффективными. Неискушенному человеку легко запутаться, ведь каждый психолог будет нахваливать себя и критиковать всех остальных. Я читаю много материалов по психологии, внимательно читаю…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →