Поздняков Василий, психолог, Москва (psyteaman) wrote,
Поздняков Василий, психолог, Москва
psyteaman

Очень и очень странные фантазии в голове у людей

Хорошее описание того, как будет выглядеть индустрия развлечений в будущем, есть у Пелевина в "Iphuck10". Айфак - прибор виртуальной реальности, позволяющий воспроизводить любые фантазии. Эти фантазии можно прожить с помощью визуальных, слуховых и тактильных ощущений. В конце концов, любые наши ощущения - всего лишь сигналы в коре головного мозга. С помощью этого прибора возможно полное погружение в любую свою фантазию, которую можно выбирать с помощью настроек и "просмотра" какого-то фильма.

Мара подвизается на поприще создания таких фильмов с помощью технологий искусственного интеллекта, созданного особым способом.
...После первого успеха я немедленно получила заказ на следующий фильм, раскрывающий технические достоинства десятого айфака.
Теперь меня попросили сосредоточиться на синфазной анальной пробке, входящей в набор (я, к своему стыду, даже не распечатала пахнущую ванилью синюю коробочку, где эта штука хранилась в моем комплекте).
Артхауз – моя обычная слабость – допускался и в этот раз. Но исключительно в цветном варианте. Еще очень просили сделать «философскую ленту» – на них отчего-то был спрос.
– Философскую ленту – это про философов? – спросила я, валяя дурака.
Но представитель заказчика отнесся к моим словам с неожиданным энтузиазмом.
– Было бы идеально. Публика устала от гладиаторов и культуристов. Секс с философом – это свежо. А еще любопытнее… – он замолчал и потер горло, как бы проверяя, пройдет ли через него следующая фраза, – секс с самой философией.
– Секс с философией – это как? – озадачилась я.
– Вот и подумайте, Мара. Вы же у нас куратор.
– Вы имеете в виду в переносном смысле?
– Нет. Айфак-десять не поддерживает переносных смыслов. Только прямые.
– Тогда не понимаю, – ответила я. – Секс с жирафом, пальмой, табуреткой, даже с сосулькой или Мировым Правительством – все это еще можно представить и сделать…
– И именно потому подобное уже не интересно, – перебил заказчик. – Все это было. В той или иной форме. Если мы хотим захватить новые сегменты рынка… Да чего там, просто удержать старые, нам надо выходить на качественно другой уровень осмысления. Охватывать не только конкретное, но и абстрактное. Вы, Мара, можете стать первопроходцем в целом неизведанном океане…
Первопроходцем, да. Какой сладкий. Как будто он не знает, что моего имени не будет ни в титрах, ни в критике. Или, может быть, он имел в виду, что меня должно согревать само сознание моего первопроходчества?
Эти акулы бизнеса так романтичны.
Я составила соответствующее заказу векторное поле, загрузила его в систему и стала ждать, выделив на проработку скрипта целую неделю из-за сложности темы.
И тогда Порфирий вышел на связь. Причем самым неожиданным и даже напугавшим меня образом. Должна признаться, что это произошло в достаточно интимный момент.
Я была под веществами (но не так, чтобы меня трясло, конечно) и смотрела эпизоды из голливудских «Великих Римлян», модифицированные под мой вкус – в версиях для андрогина менять ничего нельзя, а последняя «платиновая расширенная» для айфака это позволяет.
Я была Юлием Цезарем и смотрела тот эпизод, когда Цезарь в пурпурном плаще сидит перед выстроенными в поле легионами, а вислоусый галльский вождь Верцингеториг (получившийся у голливудских гримеров похожим на цыганского барона) подъезжает к нему на коне, чтобы сдаться в плен по сложному ритуалу.
Я любила отыгрывать эту сцену так: Верцингеториг поднимается к Цезарю на помост в надежде на последнюю воинскую почесть, но Цезарь, хмуро оглядев поле, покрытое следами вчерашней битвы, суровым и сильным движением длани ставит его по-собачьи, а затем, на глазах четырех легионов, подступает к нему сзади...
Судя по роману, Пелевин полагает, что значительная доля недоступных для реализации в сегодняшнем дне фантазий, составляют темы однополой любви и садо-мазо. Давайте не будем смотреть на него свысока. Кто знает, какие из странных тем возникнут в голове читателя, если снять все запреты в его голове. Все-все запреты можно снимать только святым людям, тогда получится красота и полет. Но если снять все запреты в голове обычного человека, получится очень неприятное зрелище.

Tags: #психология, книги и средства массовой информации, мужчины и женщины, тенденции и статистика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo analitic 20:14, вчера 13
Buy for 40 tokens
Джованни, - нетипичный итальянец. Во-первых, он мало жестикулирует, хотя сам родом из Неаполя, а там этим, как принято думать в России, занимается каждый. Если попросить, то, конечно, Джованни с удовольствием помашет сжатыми пальцами перед объективом камеры, и даже споет “Sole mio”, но не более…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments