Поздняков Василий, психолог, Москва (psyteaman) wrote,
Поздняков Василий, психолог, Москва
psyteaman

Лучшая статья по психологии за октябрь 2016


Статья по психологии №1 на психологическом ресурсе №1 должна бы претендовать на звание лучшей статьи по психологии во всем рунете. Давайте посмотрим, так ли это...

Терапевтическая ошибка как ресурс

"20 лет он делал одни и те же
терапевтические ошибки
и называл это богатым
терапевтическим опытом"

Уже само название статьи предполагает, что

Терапевтические ошибки существуют;
Терапевт иногда допускает в своей работе ошибки;
Терапевтические ошибки можно использовать как возможность для профессионального роста.
Следовательно, данная статья посвящена тем терапевтам, которые допускают выше озвученные идеи в содержание своей профессиональной идентичности. Тех же психотерапевтов, которые считают, что ошибок быть не должно (1 тезис) я отправляю в избранную группу идеалистов, а тех, кто соглашается с тем, что они в принципе существуют, но только не в его работе (тезис 2), соответственно, в группу просветленных. И эта статья не для них.

Тех же терапевтов, которые согласятся с первыми двумя тезисами, я приглашаю порассуждать о том, как можно обходиться с ошибками в своей профессиональной деятельности.

На мой взгляд, здесь можно выделить три наиболее очевидных способа обращения со своими терапевтическими ошибками, которые коррелируют со степенью принятия терапевтом самого себя.

Мы не будем брать тот случай, когда «терапевт 20 лет делал одни и те же терапевтические ошибки и называл это богатым терапевтическим опытом». Наш терапевт достаточно рефлексивен, для того, чтобы замечать свои косяки в работе с клиентом.

Итак, терапевт сделал в терапии ошибку и заметил это. Его возможные реакции:

Ситуация 1.
Он не признает эту ошибку, делая вид, что это такое специально спланированное и организованное профессиональное действие (терапевтическая интервенция или даже эксперимент), который делается исключительно на благо клиента. «Я вот тут, извините, вроде как обкакался, но все это не случайно, с большим смыслом и все это для тебя, для того, чтобы ты смог что-то осознать, понять, увидеть. А вообще в жизни я не какаю». Здесь важно выглядеть очень уверенным в такой вот интерпретации этой ситуации (а лучше свято верить в это самому), чтобы убедить в этом клиента. «Мол, смотри, сразу сколько интересных феноменов появилось в терапии!» Но даже если это и удается, то у клиента все-равно остается смутное ощущение некоторого обмана, подвоха. Как бы красиво психотерапевт не упаковывал и не перевязывал бантиками свои какашки, запах скрыть не удается. В данной ситуации терапевт всячески пытается сохранить «хорошую мину при плохой игре», прикрываясь профессионализмом, скрыть от другого и себя самого свою неустойчивую профессиональную самооценку, жертвуя ради этого доверием клиента и разрушая терапевтический контакт.

Ситуация 2.
Психотерапевт не отрицает своей ошибки, он охотно признает ее и даже всячески бравирует этим, как бы демонстрируя клиенту, что я вот тоже человек и «ничто человеческое мне не чуждо». Соответственно, раз так, то и ты принимай мои человеческие слабости. «Я вот тут обкакался. Да, есть такое дело, принимаю я это в себе. Раз я такой вот, то что ж ты поделаешь, за что тут извиняться. Да, накакал, да, воняет. И как тебе с этим?». Такие терапевты уверены, что такой высокий демонстрируемый уровень самопринятия позволит и клиенту быть более терпимым к своим непринимаемым частям. Все в таких рассуждениях вроде бы и правильно, но как бы терапевт ни принимал свои какашки и даже ни гордился ими, для клиента это отнюдь не означает, что они «не воняют» и что он должен все это видеть и нюхать, опять же исключительно для своего блага! Клиент оказывается травмированный этим, что отнюдь не улучшает его контакт с терапевтом. Терапевт, как и в первом случае, остается в высокомерной, «нечеловеческой» позиции, хоть и пытается, наоборот, здесь всячески ее продемонстрировать.

Ситуация 3.
Психотерапевт не отрицает, как и во второй ситуации, свою ошибку, он признает ее и сожалеет о ней. Сожалеет искренне. Признавая свое несовершенство и ту боль, которую причинил клиенту. Тем самым он демонстрирует клиенту следующее:

Я – человек и тоже могу ошибиться;
Ты – человек и я вижу твою боль и признаю тот факт, что я ее причинил тебе;
Я сделал это неумышленно и искренне сожалею об этом;
В дальнейшем я постараюсь быть более медленным, тактичным, поддерживающим и т.д., в зависимости от произошедшего.
В первых двух описанных случаях у терапевта есть сложности с профессиональной самооценкой и в обращении со стыдом. Если в первом случае он избегает его, прикрываясь профессиональными намерениями, то во втором - маскирует свой стыд бесстыдством. В обоих случаях Другой (клиент) как человек игнорируется и Встречи с ним не происходит.

Терапевтическая ошибка может быть ресурсом лишь в третьей описываемой ситуации. На мой взгляд, именно такое обхождение со своей профессиональной ошибкой

1. улучшает контакт между клиентом и терапевтом, делая его более «человеческим» и глубоким;

2. позволяет терапевту учиться на собственных ошибках;

3. позволяет клиенту получить новый опыт близких, не травмирующих его отношений.

Надеюсь, мой опыт станет для кого-то полезной профессиональной подсказкой. Искренне желаю Вам грамотной «работы над ошибками»!

источник

Лично на мой вкус, это какие-то старые заезженные (никому не интересные) истины. Почему-то вспомнил выражение "беспонтовая сигаретка". Есть на том ресурсе поинтереснее статьи, с несомненной пользой для читающих.



Tags: #психология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
1) Однажды великий хан Батый направил свои орды в сторону Украины. Казалось бы, армия, которая покорила всю Азию, не должна знать проблем в битвах, но они ошибались. На пути Великой орды встала маленькая украинская деревня Галушки. Собрав всех взрослых мужей в количестве 195 штук, гордые украинцы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments